Генпатент.Патентование генов: противники, сторонники, судебные разбирательства

,

Генпатент

Словосочетание «патент на ген» на первый взгляд звучит абсурдно. Как «патент на коричневые волосы» или «патент на планету». Разве можно присвоить право на изобретение того, что придумала природа? Тем не менее, в настоящий момент это довольно распространенная практика. По разным оценкам, уже запатентовано от 10 до 20% генома человека, в том числе гены, связанные с развитием мышечной дистрофии, астмы, болезни Альцгеймера и спектра раковых заболеваний.

Разумеется, если вы являетесь обладателем запатентованного гена, то компания-правообладатель не имеет никаких прав ни на какую из частей вашего организма. Однако если вы захотите узнать, присутствует ли в вашей ДНК определенный ген, то сделать это, согласно законодательству, можно только с её разрешения.

Несколько недель назад на компанию «Мириад Генетикс» (Myriad Genetics), отделение университета штата Юта и патентное бюро США был подан коллективный иск с требованием отозвать выданные компании патенты на гены BRCA1 и BRCA2. Если подобный иск будет удовлетворен, то появится уникальный прецедент: патентовать гены станет невозможным. Это приведет к значительному огорчению фармацевтических и биотехнологических компаний и, казалось бы, радости и выгоде обычных пациентов. Рассмотрим данный случай немного внимательней.

Гены BRCA1 и BRCA2 представляют собой так называемые супрессоры опухолей. То есть они подавляют развитие раковых опухолей в организме. Если в ДНК-последовательности этих генов происходит мутация (изменение последовательности нуклеотидов), то их защитная функция нарушается и становится вероятным возникновение рака. У женщин с ненормальной копией BRCA1 или BRCA2 гена вероятность развития рака груди к 70 годам доходит до 85%, а также повышен риск развития рака яичников. Наряду с этим, согласно исследованиям, мутации в перечисленных генах могут быть взаимосвязаны и с другими видами онкологических заболеваний.


Структура белков, соответствующих генам BRCA1 и BRCA2. Иллюстрация: Wikipedia

Ряд патентов, выданных «Мириад Генетикс» в 90-х, покрывает не только саму последовательность ДНК, но и область диагностики отклонений в генах BRCA1 и BRCA2. То есть любая компания, предлагающая подобные тесты, обязана платить лицензионные отчисления. По утверждению подателей, это приводит к увеличению цены теста (до $3000), что резко ограничивает круг пациентов, которые могут им воспользоваться. Целью иска является прекращение практики подобного рода. Среди его подателей как отдельные пациенты, так и научные и медицинские ассоциации, охватывающие более 150000 ученых, а возглавляет движение Американский союз защиты гражданских свобод (ACLU). Они заявляют, что патенты «Мириад Генетикс» нарушают первую поправку конституции США, тем самым посягая на свободу слова. «Гены — это информация. Выдача компании патента на последовательность ДНК нарушает свободный поток информации. Если “Мириад” запатентовала связь между мутациями и повышенным риском развития рака, получается, что они запатентовали научный факт, то есть фактически — мысль, знание», — заявляет научный советник ACLU Таня Симончелли.

Помимо претензии к первой поправке, иск ACLU основывается на решении Верховного суда США в одном из самых ключевых судебных споров о патентах восьмидесятых — Диамонд против Чакрабaрти (Diamond v. Chakrabarty). В результате того процесса было сформулировано несколько важных пунктов, в частности: «Новый минерал, открытый в земле или новое растение, обнаруженное в дикой природе, не могут быть предметом патентования. Таким образом, Эйнштейн не мог бы запатентовать знаменитое E=mc?, а Ньютон — закон гравитационного притяжения» и «Законы природы, физические явления и абстрактные идеи не являются предметом патентования».

Однако по результатам того же спора Верховный суд разрешил патентовать любую комбинацию или производную природных материалов — например, искусственные микроорганизмы. На этом пункте делает ударение в своей защите ответчик. Ведь для определения гена ДНК необходимо изолировать, выделить и очистить, а в таком виде она в природе не встречается. Следовательно, ген можно запатентовать. «Патентное бюро США выдало десятки тысяч патентов на гены и связанные с ними изобретения, которые включают в себя огромное количество фармацевтических и медицинских продуктов», — заявляет председатель «Мириад». — «Почему за все это должны отвечать именно мы?».


«Не патентуйте мои гены». Иллюстрация: ACLU

Дело в том, что последние исследования ДНК позволили связать генетическую информацию с рядом заболеваний, что привело к значительному увеличению доступных на рынке генетических тестов. По утверждению ACLU, именно поэтому в данный момент необходимо создать условия для свободного доступа ученых к генетическим данным. Однако есть вероятность, что «Мириад» была выбрана не случайно. Компания уже во второй раз становится ответчиком. Похожий иск был предъявлен ей научными и коммерческими коллективами Европы еще восемь лет назад. В результате решения Европейского патентного бюро патенты были сохранены, но в урезанной форме. За «Мириад» осталось право только на так называемые сдвиговые мутации, составляющие около 60% нарушений. Что совсем не мешает фармкомпаниям делать тесты на все 100%, в детали никто вдаваться не будет. Тем более начинает работать основное отличие европейской патентной системы от американской. В Европе предмет патента можно использовать для исследований без разрешения автора (такая же ситуация и в России), а в Штатах — нет.

Вообще говоря, «Мириад» не запрещает проводить исследования над запатентованными генами. Более того, она спонсирует несколько государственных исследовательских лабораторий, работающих в этой области. Но ACLU раздражает сама возможность того, что компания может наложить подобный запрет. Какое бы решение ни принял в данном случае суд, у него нет однозначного толкования, но оно повлияет на будущую судьбу огромной отрасли, на глазах возникающей вокруг определения генетических последовательностей людей. Если патент останется в силе — это может привести к использованию компаниями своего монополистического положения. Если же патентовать гены будет запрещено — это уменьшит количество биотехнологических компаний, которые будут вкладываться в исследования и доводить их до стадии клинических тестов. Кто желает работать бесплатно? В любом случае, похоже, что «Мириад» почти не переживает по этому поводу. У них значительное количество параллельных продуктов, а упоминания в прессе в связи с тяжбой только поднимают стоимость их акций.

Об авторе