Интервью: Musica Excentrica

В ноябре-декабре каждый четверг благодаря усилиям лейбла Музыка Эксцентрика московский филиал ГЦСИ принимает в гости десятки электронных музыкантов на фестиваль AddNoise Sessions. С организаторами этой серии примечательных событий в жизни столичной (да и общероссийской) электронной музыки мы пообщались еще до начала ноябрьских концертов, но ответы Ильяса Миканаева и Никиты Голышева все еще вполне актуальны.

Ильяс Миканаев, Никита Голышев

Расскажите немного про Musica Excentrica. Какой момент считается датой основания, какая идея стояла за открытием нет-лейбла?

 

Musica Excentrica

Ильяс Миканаев: Началом отсчета можно считать одну — как я сейчас понимаю, знаковую — встречу с Никитой Голышевым в конце лета 2006 года. Мы уже делали кое-какие проекты до этого, но шли разными путями. К тому моменту мой проект ElectroSound, честно говоря, бросало из стиля в стиль, я не мог толком определиться, какой именно музыкой хочу заниматься: присылаемого демо становилось всё больше, и хотелось всё и всем показать. В этом смысле идея создания Musica Excentrica, родившаеся с Никитой за рюмкой чая, решила все вопросы — «ЭлектроЗвук» стал заниматься традиционной электроникой, всяческими около-роковыми течениями, откровенным лаунджем и прочими более-менее удобоваримыми для слушателя вещами. «Музыка Экцентрика» сразу обозначила себя, в звуковом смысле, как нечто сложное, шумное, малопонятное, элекроакустически странное, но дико притягательное для того самого эстета-отщепенца, красящего волосы в белый цвет в огромной толпе брюнетов. Тогда же мы решили, что ElectroSound не занимается акциями в живом мире, а у Эксцентрики появился свой фестиваль под названием ADD NOISE.

Никита Голышев: Нам хотелось создать своеобразную точку сбора для экспериментальной электроники в Москве. До этого она существовала в виде разношерстных сообществ, не очень-то ладящих друг с другом. В формате фестиваля ADD NOISE мы собираем всех вместе — и виджеев, и эксперименталистов, и закоренелых idm-щиков. По-моему, глупо проводить совсем узкие по тематике мероприятия, где, например, только «нойз». В большинстве случаев люди слушают как авангардную музыку, так и более менйстримове вещи. Так зачем лишать их радости послушать и то, и другое в рамках одного фестиваля? В формате нет-лейбла Musica Excentrica также выполняет роль коммьюнити поклонников авангарда. Ведь, как ни странно, такую музыку мало кто издает в сети — изредка попадаются интересные работы подобного плана на Con-V и Laboratorie Moderne, а маленькие (вот и в нашу область пробралось понятие „major“) лейблы занимаются изданием уж совсем никому не интересных проектов. Однако причина ее неинтересности не в качестве материала, а в том, что она всего лишь немного запоздала с выходом в онлайн. Musica Excentrica этот пробел и восполняет.

Ильяс, ты, как я понимаю, был первым — в какой-то момент трансформировал информационный ресурс Electrosound в нет-лейбл. Расскажите, как сейчас связаны 2 нет-лейбла, выглядят они как близнецы-братья.

Ильяс Миканаев: Это две противоположности, связанные единым целым. И в этом смысле не выглядит парадоксальным, что аудитория разделяет два сайта пополам — при том, что они действительно зеркальны до мелочей и в дизайне, и в логике, различаясь контентом. Есть слушатели только у Musica Excentrica (в основном на Западе), которые не обращают внимание на ElectroSound вообще. Есть те, кто не понял то, чем занимается Эксцентрика — и смирившись с тем, что не поймут, отпустили эту тему на все четыре стороны и более не обращают на нее внимание…

Хотя, касаемо зеркал, кое-что изменится уже очень скоро — в 2008 году у нас намечается большой ребрендинг, концепт вновь пошатнется довольно существенно. Нам нравится пошатываться на своих же мостах, двигаться вперед.

Ибо всё это — очень красивая и интересная игра. С самим собой, с потоками эмоций от музыкальных релизов в сети, и от людей обратно. Фонтаны байтов, от тебя и к тебе — нечто, что нельзя потрогать физически, но что определенно трогает твою душу. Наверное, когда я стал физически ощущать тот самый feedback от людей по всему свету — стало ясно, в чем кайф ситуации для меня лично. И дуализм проектов ES/ME, когда я сам начинаю порой путаться в наших же двух соснах, добавляет игре пикантности.

Никита Голышев: «Зеркальность» наших нет-лейблов дает очень приятную для слушателя вещь — возможность выбора. Сегодя у него весеннее настроение — он слушает электро-джаз с ES, а завтра он погрузится в глубокую медитацию и ему потребуется что-то выходящие за рамки общеприянтых определений, и он отправится на ME. Опять же, это — возможность узнать что-то новое.

Некоторые музыканты, начав свой творческий путь с релизов Electrosound, со временем углубляются в эксперименты со звукоформами и представляют свою музыку на Musica Excentrica. Со временем мне это начинает напоминать теплую компанию близких по духу людей. Я ощущаю своеобразное единение, немотря на то, что порой музыканты живут на разных континентах.

За 2 года работы ES как нет-лейбла и за год существования ME мы убедились, что главное — это не останавливаться на достигнутом. В определенном смысле мы всегда немного недовольны нашей работой, так как всегда есть запланированные проекты и измения. Грядущий ребрендинг — очередная страница нашей истории.

Расскажите про свое сотрудничество с ГЦСИ. В сознании россиян слово «государственный» ни с чем хорошим обычно не связано. Как получилось, что государственная формация участвует в чем-то адекватном?

Ильяс Миканаев: Наши проекты в ГЦСИ никогда бы не состоялись без Георгия Стефанова, куратора аудио-визуальных программ ГЦСИ. Георгий вообще зарекомендовал себя открытым для новаций человеком — мы постарались в рамках ADD NOISE sessions собрать очень разную музыку: тут и непростая электроника, и вокальные эксперименты…

А государственная формация, я убеждаюсь в этом, способна участвовать в адекватных процессах; главное, чтобы проектами занимались адекватные люди. В том же Московском Государственном Музее Архитектуры, на Воздвиженке, мы провели два фестиваля ADD NOISE. Это, простите, всего 200 метров до Кремля. И когда там в 11 вечера выступали F.R.U.I.T.S., проверяя прочность колонок и кремлевских стен своим жесточайшим нойзом на 4-х с лишним киловаттах звука, я стоял, скрестив пальцы, в очередной раз проникаясь уважением к дирекции музея и директору г-ну Саркисяну лично. Так что всё выполнимо, надо лишь взять это и выполнить.

Никита Голышев: Ну почему же, ни с чем хорошим? В этих организациях работают, зачастую, очень интересные и креативные люди, с которыми можно, и, самое главное, нужно сотрудничать. Лично мне больше нравятся музейные пространства для проведения наших акций, и Музей Архитектуры и ГЦСИ стали для нас просто находкой. Бытует укоренившийся в людях стереотип, что государственное учреждение — это обязательно пыльный линолеум, обшарпанные обои и неизменная ворчливая старушка на охране с горшком герани наперевес. Сходите в ГЦСИ, посмотрите на это прекрасное современное здание, посетите Руину Музея Архитектуры и проникнитесь эстетикой «бумажной архитектуры” — и вы поймете, что времена пыльных кабинетов проходят.

Оффлайновые акции, концерты под эгидой ME как скоро после запуска стали проводиться?

Никита Голышев: Мы запустили серию ADD Noise в октябре 2006, через месяц после открытия лейбла. Все как-то удачно совпало, и мы решили не затягивать с проведением первого фестиваля, тем более что, оффлайновые мероприятия для нас уже тогда стали одним из приоритетов в работе.

За тем, что сейчас происходит с M.E. — расписание на 2 месяца, плотная программа, большое количество имен — вы видите какую-то позитивную тенденцию? Люди стали готовы воспринимать такую музыку? Вкладывать в нее время, деньги? О чем говорит опыт прошедших акций?

Ильяс Миканаев: Главное, что я извлек из прошедших акций — человек всегда ищет новое. Постоянно и во всем. В искусстве особенно, и в частности в музыке. Я очень хочу дать людям это самое пресловутое Новое. По мере сил, я стараюсь выстроить долгосрочную линию работы с артистами, трепетное отношение к слушателям, корректные договоренности с площадками. В той субкультуре, в которой находится наш стакан с проиходящей в нем бурей, всего этого нет сейчас — я не говорю про шоу-бизнес, речь идет об авангарде, об андерграунде. Я честен в своем подходе и верю в ответную честность. Только так можно что-то изменить здесь, расшевелить людей, дать им крупицы потусторонней радости от постижения искусства в реальном мире, полном бытовых проблем.

Я иногда очень смущаюсь этой своей искренности, и пытаюсь ее прятать за ширмой цинизма. Правда, прятать получается плохо — и в этом, видимо, источник всего происходящего с Musica Excentrica. Надеюсь, эта дорога приведет нас к чему-то хорошему, истинному, подлинному.

Никита Голышев: Чтобы понять эти тенденции, достаточно было сходить на все три ADD Noise. В первый раз к нам пришло около 150 человек, во второй — человек 300. В третий раз — около тысячи. Это говорит о том, что человек хочет это понять, хочет быть частью этого. И с каждым разом — таких людей все больше и больше! Разве это не прекрасно? Опять же, приятно видеть как музыканты в общем позитивном порыве играют одни из лучших своих сетов, ви-джеи делают роскошное видео. Лично мне, как музыканту, приятнее всего выступать на ADD Noise, хотя это всегда приходится совмещать с решением организационных вопросов и иногда бывает физически тяжело. Можно достаточно долго распространяться на тему, насколько это выгодно и доходно и выгодно ли, но все эти разговоры теряют всякий смысл на фоне того шквала позитивных эмоций, что случается на наших фестивалях.

Расскажите про историю с Ars Electronica. Как-то постфактум положительно сказались эти почетные упоминания?

Никита Голышев: Сложно сказать что-то особенное в этой, немножко абсурдной, ситуации для нас — записались, отправили, выиграли. Собственно и все. Ильяс каким-то иррациональным образом почуствовал, что мы должны отправить заявку на Ars Electronica, вот мы и отправили. Особых положительных влияний нет — приятно греет душу осознание себя в качестве первооткрывателя этой награды из России и первопроходца среди нет-лейблов — насколько я знаю, мы пока единственные в своем роде. Ну, а все остальное, как всегда — много поздравлений из Европы, и много завистливого злорадства из России. Вот, со дня на день ждем посылки с сертификатом и дисками.

Расскажите про свое отношение к проблеме авторского права и пиринговых сетей. Вы, как хозяева нет-лейбла, в этом плане в авангарде. Как считаете, каковы перспективы у музыкальной индустрии в мире, в России? Музыка станет бесплатной?

Никита Голышев: Лично я не вижу никакой проблемы. Сейчас в мире скопилось столько музыки, и столько есть возможностей поучаствовать в ее создании, что красть ее не имеет смысла. Фактически, Creative Commons License — своего рода фэйк. Такой же, как стоп-кран в самолете. Создает видимость защиты прав для тех, кому по каким-то причинам до сих пор страшно просто так выкладывать свою музыку в сеть. Никому и в голову не придет издать альбом какого-нибудь Planet Boelex под своим именем — это уже не работает, так как все без труда найдут изданные релизы на том же Khavi.

Более того, став «жертвой» воровства в Интернете, вы зачастую получаете лишний промоушн. У нас была забавная ситуация, когда просматривая статистику посещений Electrosound я наткнулся на ресурс, с которого к нам было очень много переходов. Перейдя по ссылке, я обнаружил там абсолютный клон нашего каталога, залинкованный на нас. Причем это не выдавалось за наши релизы, несмотря на номер каталога на обложке и т.п. В итоге, человек, захотевший покормиться за счет нас (правда, мне непонятно как) подарил нам немало посетителей.

Если же говорить о попадании CD-релизов в торрент-сети, то по этому поводу тоже не стоит особо волноваться. Если музыка хорошая, тираж раскупят в любом случае, а интернет-пиратство только этому поможет, раскрутив альбом. Например, я купил последний диск Fennesz (родной, с Touch), предварительно послушав его в интернете.

Новая мода мировых звезд выкладывать свои альбомы для свободного скачивания в сеть — это скорее рекламный ход, нежели тенденция (во всяком случае, пока). Я сейчас, наверное, скажу крамольную для многих людей вещь, но все же — Radiohead, опубликовав свой In Rainbows, сделали себе хорошую рекламу — за прошедшие годы о них почти забыли, а OK Computer стал классикой, не требующей продолжения. Если бы этот альбом вышел на CD — уверяю, реакция была бы куда более сдержанной, мол, Radiohead хороши, но уже не то. Всем известно, что примеру Rаdiohead собираются последовать Underworld и Nine Inch Nails — группы прошлого века, по сути своей (процентов 70 нынешней молодежи их не знают, а фильм «На Игле» считают какой-то древностью).

Это все последние попытки вернуть себе популярность (и, кстати, неплохо заработать).

Резкий скачок в индустрии музыкальной индустрии вряд ли произойдет. Продавать музыку в Интернете удел немногих контор. Я не знаю, как идут дела с продажами у iTunes, но подозреваю, что шли бы гораздо лучше, если бы в мире не существовало понятия «торрент» . Пока такие вещи существуют — все будет по-прежнему. Хотя, не стоит отрицать факт, что CD-Audio, равно как и DVD-Audio — носители умирающие. Беспокоиться не стоит — музыка останется платной. Либо ты купишь CD, либо скачаешь, потратив деньги на трафик.

Расскажите про принцип подбора музыкантов на Add Noise sessions. Тут и хорошо знакомые имена вроде EU и Lazyfish, и совсем новые. Кого-то выделите особо?

Никита Голышев: Главное, чтобы человек был хорошим! В большинстве случаев мы ориентировались на тех артистов, лайвы которых мы слышали, и которые нам, естественно, понравились. Очень часто бывает — студийные записи хорошие, а на концерте — скука смертная. Так же, мы продолжаем развивать идею «оффлайновых выступлений для онлайновых резидентов» наших лейблов — в этот раз у нас выступают Uniquetunes, Siba, Re’sequence, Nole Plastique, Cellardoor. Плюс, музыкант должен был быть, что называется, «легок на подъем» — мы отказали очень многим артистам, выставившим требования, совершенно не соответствующие их статусу. Ну, и конечно, не обошлось без старых друзей и нескольких иностранных участников — Pink Twins, Lackluster, Sense. Какие-то молодые артисты станут открытием для Москвы — мы решили не останавливаться на известных именах, предоставив лучшим, на наш взгляд дебютантам (ну или почти дебютантам) поиграть на нашей площадке.

Мы постарались сделать наши мероприятия достаточно разнообразными — каждый день Sessions охватывает определенную область музыки, которую принято называть «экспериментальной».

В итоге, у нас получился марафон на 2 месяца — от idm и электро-джаза до пост-рока и индустриального ноиза. Конечно, это далеко не все артисты, которых мы могли бы / хотели бы позвать на наши акции, но ведь это и не последняя серия мероприятий Musica Excentrica.

addnoise.ru
excentrica.org

Об авторе

Глеб Калинин — издатель Эксперимент.ру, совладелец компании Raum7. Профессионально занимается интернетом. Ведёт блог.