Послушали в феврале.Burnt Friedman & Jaki Liebezeit, Lukid, Harp On Mouth Sextet, Mount Kimbie и другие

,

культура Idiosync and Kap6uk | 28.02.2009 | #

То из музыки, что грело нашу редакцию холодными февральскими днями, утрами, вечерами и ночами: дуэты Фридман–Либецайт и Мэйкер–Кампос; португальское психо-трио; октет, названный секстетом; а также сольные работы англичанина Люка и австрияка Оливера.

Burnt Friedman & Jaki Liebezeit — Secret Rhythms 3


Nonplace
Третья по счету совместная работа Фридмана и Либецайта продолжает традицию первых двух, вдохновляясь музыкой со всех концов света и интерпретируя ее в своей уникальной, сбрасывающей всяческий этнический колорит манере. Принципиальных структурных изменений не произошло: Либецайт с невозмутимостью метронома выстукивает ритмы с одному ему доступными размерами такта. Музыка, развивающаяся вокруг его перкуссии, складывается из весьма разнообразных электронных звуков, которые Фридман «оживляет» щепетильной обработкой, и сэмплов живых инструментов, записанных в разное время в разных условиях. Подобно склеенным обрывкам бумаги на обложке, все звуки собраны в коллаж с тесными, но совершенно неочевидными взаимосвязями. Следуя некоему алгоритму, музыка не уходит в чистую импровизацию, каждая композиция явно подчинена определенной гармонической формуле. В то же время звуки, из которых она состоит, не повторяются — создается впечатление оркестра, в котором за исключением барабанщика все прочие музыканты лишь заскакивают по очереди в студию на минутку отыграть партию на своем инструменте и потом уступают место следующим.

Lukid — Foma


Werk
Lukid — это англичанин Люк Блэр, выпускающий единолично сделанную электронную музыку на никому не известном инди-лейбле Werk, Foma — его второй альбом. Фома — это маленькие неправды из романа Курта Воннегута «Колыбель для кошки», который, надо думать, имеет немалое отношение к музыке — первый трек называется «Лёд-девять». Блэр амбициозен — его второй альбом стремится к концептуальной цельности как по звуку, так и по настроению. Большинство треков строится сразу на нескольких бас-линиях — на басах основан ритм, в низкие частоты уходит половина мелодий и сэмплов, вдобавок иногда возникает трескучий басовый шум. От этого музыка, в целом неспешная и неагрессивная, становится неожиданно динамичной. Во многих сэмплах угадывается влияние саундтреков старых фантастических фильмов, от Forbidden Planet до Blade Runner. Отдельный интерес вызывает бит — кажется, что у перкуссии корни растут отовсюду сразу, при этом записывать музыку в дабстеп или хипхоп или какой бы то ни было иной брейкбит было бы неправильно. Атмосфера здесь отстраненная и несколько гнетущая, несколько британских музыкальных изданий радостно заявили, что это чуть ли не новый трип-хоп, от чего, впрочем, сам Блэр справедливо открещивается.

Mount Kimbie — Maybes


Hotflush Recordings
Чем знаменит Лондон? Туманом, чаепитием, королевой, и чем-то ещё, то есть актуальной музыкой. На этот раз перед нами абсолютно не классифицируемая стилистически, 15-минутная пластинка лейбла Hotflush Records, специализирующегося на выпуске различных форм степа. В четырёх коротких треках дуэт двух молодых людей умудряется органично и атмосферно уместить гитарные дрон-эмбиентные рифы, тустеп и дабстеп-биты, минималистичное техно, джазовые припевы, фолктронические инструменты, айдиэм зарисовки, галлюциногенные вокальные сэмплы, пропущенные через эффекторы, лоу-файные пиано-проигрыши. В результате пластинка представляет из себя эдакое постмодернистско-постинформационное поле, гармонично и высокохудожественно организованных случайностей. Возвращаться к которым уши тянутся вновь и вновь.

Dorian Concept — When Planets Explode


Kindred Spirits
Перенесёмся в Вену — город, где творили такие музыканты как Вольфганг Амадей Моцарт, Людвиг ван Бетховен, Франц Петер Шуберт, Иоганн Штраус. И обратим внимание на нашего современника, молодого парня Оливера Томаса Йонсона, не испытывающего, кстати, недостатка во внимании, ведь на YouTube один из роликов его виртуозной игры на микрокорге подвергся двумстам пятидясяти тысячам просмотров. На свежем альбоме Томаса мы слышим электронную музыку, выполняемую с таким идейным разнообразием и эквилибристическим мастерством, которое достойно разве что фри-джазовых исполнителей. Непредсказуемый и видоизменяемый на ходу рисунок, состоящий всего лишь из нескольких деталей: глубокого и ломаного бита, невероятных синтезаторных слоёв, скручивающих в пучок голову электронных гармоний, редких сэмплов; предстаёт энергичным, увлекательным, цельным, и по-настоящему оригинальным продуктом электронной субкультуры.

Harp On Mouth Sextet — Sound Garden


Imagined
Несмотря на то, что ансамбль называется секстетом, он состоит из восьми участников: шесть девушек с губными гармошками, перкуссионист Arthand и вездесущий ветеран японской электроники Rubyorla. Лица музыканты предпочитают скрывать, живьем выступают в льняных робах и шляпах с закрывающими лица сетками, делающих их похожими на пасечников. Задачу музыканты выполняют непростую, стремясь совместить зародившуюся в VI веке нашей эры японскую классическую музыку гагаку с современными танцевальными жанрами. В этой музыке очень много звука — бодрые трели шести губных гармошек, богатая перкуссия, грубый бит драм-машины и протяжные электронные аккорды заполняют собой весь частотный диапазон. Даже в вошедшем в альбом ремиксе ярого фаната перепродюсирования Riow Arai больше свободного пространства. Электронная составляющая не слишком замысловата и нисколько не стыдится порой уходить в прогрессив хаус, на который, впрочем, слушая губные гармошки, мало обращаешь внимания. Альбом двойной, на одном диске записаны концертные выступления, на другом — результаты студийной работы.

Loosers — Natives Are Restless


Qbico
Португальское трио (гитара, барабаны, синтезатор) выпустило на итальянском лейбле Qbico не без шарма оформленную двойную пластинку своих концертных записей. Не чуждый мистицизма психофолк вызывает ассоциации с Animal Collective и другими бруклинскими психо-. Вдохновение португальцы, кажется, черпают в музыке диких племен, металле и фильмах ужасов. Скорость музыки часто меняется, ритм лавирует между джазом, этнической перкуссией и индастриалом, звук гитары сильно искажен и иногда сваливается в хаотичный скрежет нойз-рока. Электронные звуки хитро запрятаны среди живых, как правило, сложно сказать, идет ли тот или иной вой, гул, шум из синтезатора или же из гитарного фидбэка. Иногда появляется сравнимый с причитаниями умалишенного вокал, впрочем, это могут быть и сэмплы. Музыка формой и содержанием стремится захватить психику слушателя и окунуть его в ледяную прорубь экзистенциальной тревоги.

Об авторе