Интервью: Fragilit?.Беседа с координаторами сетевого лейбла Московской консерватории

,

Fragilit?

Fragilit? — сетевой лейбл Московской консерватории, издающий по открытой лицензии Creative Commons современную акустическую и электронную академическую музыку. Мы пообщались с Алексеем Наджаровым и Владимиром Громадиным, координаторами столь необычной и уникальной для российского интернета формации.

Алексей Наджаров — композитор, джазовый пианист, электронный музыкант. Член Союза московских композиторов. Преподает джазовое фортепиано и импровизацию в МГДМШ №2. Участвует в различных проектах с музыкой разных стилей: в композиторских конкурсах и фестивалях в России и ближнем зарубежье, в международных джазовых фестивалях как исполнитель и композитор, в различных электронных мероприятиях с экспериментальной live electronics и idm.

Владимир Громадин — композитор, музыковед, педагог. Преподает в Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского и Центральной музыкальной школе при Московской консерватории. Помимо этого — заместитель руководителя и научный сотрудник Научного отдела по работе с Интернет-сайтом Московской консерватории, главный редактор портала Московской консерватории «Российский музыкант 2.0», сотрудник Центра электроакустической музыки Московской консерватории, научный сотрудник-редактор Научно-исследовательского и методического центра ЦМШ при Московской консерватории.

Сайт московской консерватории нас удивил, и весьма приятно. На фоне общей массы сетевых представительств российских ВУЗов он заметно выделяется и позволяет предполагать, что организация не очень консервативна — так ли это?

Объективно судить не могу. Неконсервативна настолько, насколько возможно в рамках обязательно необходимой консервативности. Для меня консерватория — это люди. Многие замечательные педагоги и талантливые студенты.

Настолько консервативна, насколько может быть консервативен один из ведущих творческих вузов с полуторавековой историей. И при этом настолько современна, насколько современны люди, работающие в ней. Сайты же Московской консерватории (mosconsv.ru, rmusician.ru, fragilite.com) делает молодая команда, которая стремится соответствовать времени.

Если сравнить государственные культурно-образовательные организации России с европейскими — можно ли выделить какие-то принципиальные отличия в подходе к организации работы? Местные, на первый взгляд, значительно уступают в гибкости и не поспевают за временем — в чём причины такого положения дел?

Давайте не будем о политике — в конце концов, все то хорошее, что делается, не может не радовать.

У нас просто страна другая. Люди слушают другую музыку и по-другому к ней относятся… Лично для меня принципиальная разница госорганизаций здесь и на Западе только в объеме финансирования (и следствиях из него).

Что за люди сейчас идут в консерваторию и почему? Выпускник консерватории — это что за человек?

Вспомните анекдот про «среднестатистического человека», это же всего лишь абстракция. Тем более в среде творческих людей выявить что-то общее сложнее. Есть некая трудноопределяемая словами совокупность эстетических взглядов, которые будучи противоположными у отдельно взятых студентов, в сумме своей имеют некие общие черты, характерные именно для студентов Московской консерватории. Ну и высокий уровень образования нельзя не отметить.

Выпускник консерватории – это, во-первых, человек, посвятивший музыке большую часть своей жизни. Сюда невозможно прийти, не занимаясь ей с детства. Поэтому консерватория – это содружество очень близких по духу людей (значительно более близких, чем в обычном вузе). Идут они сюда потому, что не могут не заниматься музыкой.

Во-вторых, человек, закончивший Московскую консерваторию – это музыкант, получивший едва ли не лучшее музыкальное образование в мире. В общем-то, такая ситуация была и полвека назад, так что сейчас ничто не изменилось…

Чья именно это была инициатива — запустить сетевой лейбл консерватории? Если она исходила не от руководства, то как была им встречена?

Инициатива «вообще лейбла» общая, а вот идея сделать его в рамках Московской консерватории принадлежит Владимиру, который сам об этом лучше расскажет.

Поскольку я заместитель руководителя отдела, занимающегося интернет-проектами консерватории, можно считать, что идея исходила от тех, кто отвечает за подобные инновационные проекты. А вышестоящее руководство – поддержало, собственно, иначе не было бы лейбла под брендом Московской консерватории. Здесь, в общем-то, никогда не препятствуют подобным вещам — это творческий вуз.

Лейбл Fragilit? работает под Creative Commons. Лицензия эта всем хороша, но её отношения с российским законодательством как будто не совсем однозначны. Является ли это для вас проблемой, которую вы как-то решаете?

Иногда у меня бывает такое, да. Но стоит мне открыть какой-нибудь сайт, где выложена вся музыка из одной известной соцсети без согласия авторов — мне становится немного спокойнее. Ну совсем немного. Нет, ну конечно же с согласием авторов, но много ли народу читали соглашение? И 99% авторов музыки в этой соцсети почему-то не зарегистрированы, так что они его не читали точно. Поэтому, на данный момент я более-менее спокоен.

Creative Commons сам лично пользуюсь года эдак с 2003-го, правда на американском хостинге (soundclick.com) и считаю ее наиболее адекватной.

К тому же, мы по факту не сделали ничего нового — многие из участников стараются распространять свою музыку на тех же условиях, просто никто никогда не писал про CC и не ставил значок копилефта.

Лейбл сейчас официально позиционируется как некоммерческий, поэтому проблемы российского законодательства нас пока не сильно касаются. Вдобавок, вопрос смежных прав на большую часть записей (сделанных Студией звукозаписи Московской консерватории) вполне регулируется внутри самой консерватории, а внешние вопросы – юридическим отделом Московской консерватории. Наконец, в академической творческой среде почти все можно разрешить личным общением – это все же не область шоу-бизнеса, где судебные разбирательства – часть шоу.

За пределами же России эта лицензия не имеет таких проблем, так что там тем более все нормально.

Все привыкли к бесплатной электронной музыке, но музыка, пришедшая, скажем так, из реального мира, воспринимается как нечто более серьезное и трудозатратное. Насколько это распространенное явление? Есть ли у вашего нет-лейбла аналоги?

Практика существования в интернете современной академической музыки была в России и до нас, просто не в подобной организованной форме.

Вне лейбла композиторы сами обменивались своей музыкой, передавали ее через бесплатные файловые хранилища и так далее. Мы привнесли возможность централизации и определенный уровень качества (бренд Московской консерватории обязывает). Одновременно лейбл стал попыткой выйти на аудиторию, не связанную с традиционными каналами распространения современной академической музыки – фестивалями и личными связями профессионалов.

Да, действительно большая часть музыки, доступной на лейбле, требует для своего создания серьезных затрат: и профессиональных (многолетнее обучение), и временных (на сочинение и исполнение), и человеческих (в абсолютном большинстве случаев автор самостоятельно не может исполнить свое сочинение). И мы не знаем непосредственных аналогов нашего проекта за рубежом: обычно это либо коммерческие сайты с платным прослушиванием (при издательстве, например), либо каталоги композиторов без аудио/видео.

Расскажите немного о том, как современный ученик консерватории — на примере участников Fragilit? — идентифицирует себя в культурном процессе? Считает ли себя исполнителем, хочет ли на что-то влиять, что-то изменять?

Все ведут себя абсолютно по-разному, и результаты деятельности почти каждого можно проследить, набрав его имя в поисковике. Настроения в целом больше позитивистские, несмотря на многие проблемы.

Хм. Просто хотят, чтобы их музыка была нужна. Что же касается влияния – музыканты (а тем более композиторы), в основном, аполитичны…

Как электронная музыка воспринимается музыкантами с консерваторским образованием? Скажут ли им что-то имена, например, Gas или Murcof?

По-разному, музыканты с консерваторским образованием могут сильно отличаться между собой своими эстетическими приоритетами вплоть до диаметральных противоположностей. Лично мне немного знаком Gas, но в целом могу сказать, что «столпы» idm типа Autechre пользуются достаточно большой популярностью в консерваторской среде.

Человек — он все-таки не википедия. Ввиду объективно большего количества электронной музыки, наиболее важным для пишущего ее человека становится не максимально возможное «энциклопедическое» знание, а большая ясность собственной индивидуальности. Это подчеркивается собственно ее природой: если в классической музыке можно выделить технические компоненты ради дальнейшего частичного использования — будь то полифония, гармония, то в электронной музыке сам метод работы зачастую и является семантической единицей. Нет смысла копировать методы синтеза и само звучание, это равноценно копированию фрагмента музыки, хотя на первый взгляд кажется, что ничего чужого не копируется. Хотя, опять же, это вопрос личных эстетических приоритетов.

Воспринимается нормально, в рамках границ жанра конкретного исполнителя. Хотя, естественно, имена Гризе или Штокхаузена скажут значительно больше.

Скажем так, есть универсальная в стилевом и техническом отношении академическая электроника и есть более популярная и простая музыка, связанная со стилями вроде IDM. И то, и другое замечательно. И то, и другое находится на своем месте…

На сайте Российский Музыкант 2.0 есть материал под заголовком «Друзья ли нам композиторы-электронщики?», речь в котором идёт об электроакустике. А что, допустим, с техно, drum’n'bass, downtempo и музыкой, основанной на сэмплировании? Друзья ли вам те, кто работает в этих направлениях?

Ну это всего лишь статья, а не манифест, кто с кем «в какой песочнице» во что играет. Что касается семплирования — ну это же лишь метод работы, саму музыку он не описывает и в равной степени используется абсолютно всеми. Лейбл объединяет очень разных людей и у всех разный подход к понятию стиля и жанра, утверждение или отрицание, нахождение внутри стиля или оперирование им извне как некоторой единицей, разные приоритеты, разное восприятие. Ну а из личного общения — серьезный музыкант всегда интересен как человек, вне зависимости от жанра.

Там речь шла, кстати, конкретно об академической электронике (есть путаница в названиях, электроакустика в понимании IDM – это немного другое).

А так – у нас разные художественные цели, но есть и общие технические средства (хотя и не все…). То есть ни о какой вражде речь идти не может. Вполне взаимовыгодное сосуществование.

Электроакустика вообще воспринимается как довольно закрытая область — тут сказываются и маленькие тиражи дисков, и сложность для восприятия самой музыки (длинные композиции, странный для обывателя звук), и полное отсутствие рекламы и доступной информации по теме. Как вы думаете, как можно изменить такое положение вещей?

Когда огромные человекоподобные роботы с нашим логотипом поработят мир — по MTV будут круглосуточно крутить Структуры Булеза!

Ну а до этого момента мы собственно и занимаемся своим делом — продвижением современной академической музыки.

К длине композиций в рамках академической музыки не привыкать (15 минут – это компактная пьеса, с академической точки зрения), а вот отсутствие информации – это реальная проблема. Собственно, ее мы и пытаемся решить лейблом (вдобавок в этом же направлении начинает работать Центр электроакустической музыки Московской консерватории).

Мы реально смотрим на вещи и не рассчитываем на мгновенную отдачу, но оптимизма не теряем.

Ссылка по теме:
Fragilite.com

Об авторе

Глеб Калинин — издатель Эксперимент.ру, совладелец компании Raum7. Профессионально занимается интернетом. Ведёт блог.