Интервью: Дэвид МакФадьен.Автор уникального ресурса FarFromMoscow.com — о российской музыке и культуре в целом

,

культура Вопросы: Наташа Стоцкая | 14.10.2008 | #
Интервью: Дэвид МакФадьен

Задача англоязычного ресурса FarFromMoscow — популяризация современной российской музыки, и проект этот, скажем прямо, уникален. Во-первых, сложно найти более богатый и регулярно обновляющийся источник информации по теме. Во-вторых, создаётся он с таким знанием материала и пониманием ситуации, что может открыть много нового и живущим в России. Дэвид МакФадьен, создатель FarFromMoscow, рассказывает о том, как всё это началось, почему продолжается, каковы перспективы и что вообще происходит в отношениях Запада и Востока на уровне культуры.

На сайте Калифорнийского университета я прочла, что вы доктор философии, профессор на кафедре Славянских языков и литературы, а начинали в Школе славянских и восточно-европейских исследований Лондонского университета. Откуда интерес к славянской культуре, почему вы выбрали это образование?

Задолго до того, как я появился на свет, отец служил в британской армии в Берлине, как раз тогда начали строить Стену. Англо-американские войска тогда помогали немецким беженцам. У отца всегда была куча рассказов, полных печальной, но магической романтики социалистических культур. А потом, через много лет, к концу моего школьного образования в Англии, Советский Союз начал разваливаться. Когда я смотрел телевизионные репортажи о забастовках в Гданьске, о протестах при Горбачеве, сам начинал чувствовать ту же тягу «на восток». К тому же, так, как сегодня с арабским языком, было и с русским: молодежь считала знание русского гарантией солидной карьеры. Так всё и сложилось: многие университетские друзья попали в дипломатию, международное банковское дело и т. д. А я остался со стихами, песнями и салатом оливье.

Как часто вы бываете в России? И чем тут занимаетесь, если не секрет?

Бываю часто, приезжаю на зимние и летние каникулы. Знаю Питер лучше, чем Москву, но, поскольку в последнее время приезжаю по «эстрадным» делам, в связи с музыкой или кино, то без Москвы не обхожусь. В данный момент дописываю книгу по русским «понтам»: по тому, что это за явление, и как «понты» выражаются в России с 91-го года.

До недавних пор я ходил чаще по концертным залам, чем по клубам, так как писал о маститых звёздах советской эстрады. Тогда я просто выражал свою страсть к совсем новой или независимой музыке более меркантильным образом: покупками новых независимых релизов. Коллекция у меня уже приличная, 350–400 тысяч песен. Впредь надо будет ходить по клубам, и оставим такие места как питерский БКЗ в прошлом!

Я, когда думала об авторе сайта farfrommoscow.com, представляла его любознательным молодым человеком, и, честно говоря, приятно удивилась, когда узнала, что вы ровесник моего папы. Мне трудно представить русского дяденьку вашего возраста, который делал бы интернет-проект о современной музыке, например, Финляндии. Расскажите, как появился ваш проект?

«В России, не только из-за вмешательства матери-природы, но и из-за взяток, отсутствия медийного интереса, и т. д., я просто себе не представляю, как можно раскручивать приличный музыкальный проект».

Я вырос в эпоху панка и пост-панка, в эпоху молодых и якобы независимых лейблов. Сегодня в рунете вижу что-то подобнее, но там у вас география многому мешает. Гастролировать в принципе невозможно, и центральные СМИ новой музыке никак не помогают. Великобритания — пространство маленькое. Любому музыканту по карману устроить мини-тур по пабам или университетам в ржавом микроавтобусе. В России, не только из-за вмешательства матери-природы, но и из-за взяток, отсутствия медийного интереса, и т. д., я просто себе не представляю, как можно раскручивать приличный музыкальный проект.

Вот и придумал помогать музыкантам цифровым способом. Зимой превращу свой сайт в социальную сеть, чтобы у русских групп был выход на англо-рынок. Сейчас farfrommoscow.com — единственный ресурс, при помощи которого можно легально распространять русскую музыку, изображения и видео по смартфонам. Там есть информация про легальный доступ к свежей музыке (с соблюдением авторских прав). Ведь уже подросло пост-ноутбуковское поколение!

Кто вам помогает?

Сам всё пишу и редактирую. За кулисами стоит компания «Союз»: они любезно предлагают софт, при помощи которого можно транслировать фрагменты самых крупных или свежих релизов, одновременно уважая авторские права. Программа разделяет трек на три части и слушателю предлагает всего одну, к тому же в потоковом режиме. Хочу, чтоб проект работал безо всякого снобизма: чтобы самые крупные звезды соседствовали с самыми экстремальными и экспериментальными артистами. Снобизм никому не на пользу.

«Хочу, чтоб проект работал безо всякого снобизма: чтобы самые крупные звезды соседствовали с самыми экстремальными и экспериментальными артистами».

Опять же можно провести параллель с британской сценой. Возьмем Radio One на «Би-Би-Си». На этой станции утром можно слушать попсу, более «взрослые» песни — днём, но ночной эфир уже давно посвящён новым незнакомым группам, заслуживающим общественного интереса. Страна гордится своими музыкальными достижениями и хочет, чтоб они ещё долго развивались. В России, к сожалению, радио всё больше строится по американской системе: станции посвящаются одному жанру. Любишь шансон? Больше ничего слушать не надо. Сюрпризов никогда не будет. Ни хороших, ни плохих.

Именно поэтому в проект принимаю всё: от глянцевых продюсерских проектов до самого страшного индустриального шума (но думаю, господин Билан обойдется и без моей помощи, поэтому акцент ставлю на молодых, неизвестных исполнителях). Если какое-нибудь музыкальное явление мне кажется важным, по качественным или количественным характеристикам, обязательно обращаю на него внимание.

Неужели вы сами изучаете все источники и читаете русские сайты?

Да. Так и есть. Круглосуточно :)

Для меня стал открытием ещё и ваш объективный взгляд на события русской культуры. Удивительно, что монографии о Бродском и Анне Ахматовой соседствуют со статьями о «Тату» и русском MTV. Будучи внутри этого культурного поля, мне хочется возвышать первых (наверное, так научили в школе) и скептически относиться к современному шоу-бизнесу. А вы разницу чувствуете? Как вы к моим словам относитесь?

Поскольку я преподаватель, я должен представлять всю «русскую культуру» студентам. И тут я лично предпочитаю количественный подход к делу. Представьте: я оказываюсь на дороге где-то, скажем, в спальном районе очередного промышленного города. Ко мне подходит такой же очередной подросток. Нетрезвый. «Здравствуйте, гражданин большой страны», — скажу ему. — «Я знаю вашу культуру. Писал я книгу по ранним стихам Гиппиус». Нелепо это всё. Он разве сам знаком с такими вершинами русской культуры? Конечно, нет. Беспокоит, что мы на западе не занимаемся русской культурой такой, какой она является. Мы создаем идеальную версию. Народ знает песни Аллы Борисовны лучше, чем дифирамбы Пушкина. Это всё последствие советского опыта: при Союзе мы на западе превратили членов интеллигенции и всяческих аутсайдеров в героев; до сих пор мы страдаем от представления, что прилагательные «важный» и «популярный» совпадать не могут.


Дэвид МакФадьен и Артемий Троицкий в студии ток-шоу

Мне действительно было бы интересно узнать, о чем некоторые ваши статьи, могу ли я попросить вас вспомнить и изложить кратко их главные идеи?

Nudity on Nevskii: Perceptions of Tatu in St. Petersburg». Paper: AAASS (Toronto, November 2003). Бабло, показуха, и провинциальность: как московская эстрада якобы испортила «Северную столицу».

«‹What the &*#$?!› The Soviet Heritage and Issues of Quality in Russian Popular Song Today». Paper: Newcastle University (Spring 2004). Ширпотреб и ощущения ужаса в высокой культуре. Как сегодняшняя попса также «изувечила» старые добрые советские традиции на сцене.

«Oil Money and Obscenity: New Trends in Russian Popular Culture». Talk: Pomona College (October 2008). Напряженность между большими деньгами и комплексом неполноценности в массовой культуре.

Song and the Difficulties of Journalistic Satire on MTV-Russia, Biz-TV, Telekanal 2×2 or MuzTv» (in Russian). Paper: University of Pennsylvania (March 2004). О том, почему большие шишки на телеканалах лишены чувства юмора!

«Mobile Podcasting and Music Formats in Today’s Siberia». Paper: AAASS, Washington (Winter 2006). Роль Стрельникова в развитии русского подкастинга (и почему молодежь так нагло скачивает музыку с рунета).

«Television and Tradition: Russian Independent Pop Music». Article: Special Radio (Moscow, October 2007). Почему народ смотрит «Поле чудес» и Петросяна вместо того, чтоб слушать незнакомую ему музыку.

Мне кажется, вы знаете российскую музыку лучше, чем большинство россиян. Скажите, кто вас больше всего впечатлил из независимых проектов? И кто нравится, если не привязываться к независимости и современности?

Вот это секрет :) Если скажу, кто мне больше нравится, то сайт потеряет объективность! Скажем так, писать могу только о таких группах, которые лично уважаю или которые могу себе представить на радиоволнах западных станций. Ведь всё это делаю, чтобы люди «на моей стороне пруда» (как говорим), имели позитивное впечатление о русской, украинской, и белорусской сцене. Вот, наверное, самая главная разница между тем, с чем я вырос, и русской ситуацией. Таланта много, как и разнообразия, и оригинальности, но катастрофически не хватает сотрудничества.

«До сих пор образ России окружен яркой аурой северного шика, пожалуй, это даже атмосфера угрюмой крутизны холодной войны!»

Как вы представляете аудиторию farfrommoscow.com? Кто они, чем занимаются? Американцы, русские? У вас наверняка есть статистика, откуда большая часть приходит, и кто на втором месте?

Думаю, большинство – в России (пока), а в Лос-Анджелесе живет полмиллиона носителей русского языка. Хорошо распространяемся. Скоро буду продавать русскую музыку олигархам в Лондоне, скучающим по Родине! А если серьезно, то до сих пор образ России окружен яркой аурой северного шика, пожалуй, это даже атмосфера угрюмой крутизны холодной войны! Сделаю всё, что могу, чтобы русская музыка стала модной. Дело в упорстве.

Кажется ли вам представление о российской музыке на западе более-менее адекватным? Знают ли люди какие-то имена или названия? Или, может, считается, что у нас до сих пор играют на балалайках, а синтезаторов и в глаза не видели? :)

Люди вообще ничего не знают, однако что до области электроники или танцевальной музыки, то я иногда бываю приятно удивлен интересом одного или двух западных журналистов. Но их статьи всё еще читаются как записки чокнутого туриста после первого сафари. Человек приехал, наслаждался экзотикой минут 15, а потом скучал по тапочкам. Язык тут является определённой помехой, однако бывают такие случаи в континентальной Европе, когда исполнитель пользуется успехом на «чужом» языке, так как большинство европейских стран окружены «непонятными» им языками, а музыке это не мешает. Оптимист тут добавил бы, что есть и примеры групп, поющих на абсолютно непонятном языке, как Cocteau Twins или Sigur Ros. Надежда умирает последней! Британские слушатели — снобы. Гордясь собственной музыкальной культурой, они смотрят свысока даже на американскую музыку. А американцы — большие «провинциалы» в области поп-музыки и поп-культуры вообще. Британские ситкомы переснимаются с американскими актёрами, чтоб всё было понятно типичному зрителю в глубинке — и шотландское/ирландское кино показывается с субтитрами! Я даже видел интервью по MTV с группой Oasis, где бежал всё время «перевод» на экране….

«Интернет является выходом из тупика, но Россия — одна из таких (редких) стран, где посетители предпочитают домашние сайты и поисковики».

Есть ли какое-то принципиальное общее отличие современной западной музыки и российской? Если есть, как его можно охарактеризовать?

На уровне гламурной попсы разница уменьшается. Там всё решается деньгами, так как в попсе мало кто пишет свои шлягеры. Хорошую песню можно себе купить. А в таких жанрах, где принято петь то, что сам писал, продолжаются проблемы. Рок, например, до сих пор страдает от слишком долгого, если не настойчивого влияния «поколения дворников и сторожей», как однажды пел БГ про своих друзей. Дело в музыкальной культуре в том, какими звуками окружена молодежь. Интернет является выходом из тупика, но Россия — одна из таких (редких) стран, где посетители предпочитают домашние сайты и поисковики. Двери открыты, но мало кто выходит на улицу. Хорошее определение я нашел совсем недавно в Сети. Вот такой музыки у нас точно не услышишь! «Печальные истории, которые хрипятся под брынц-брынц и умц-умц такого уровня, что Иванушки отдыхают».

По поводу словосочетания «российская электронная музыка» вообще принято иронизировать даже в России — многие считают, что звучит оно, как оксюморон. Что вы думаете по этому поводу? Знает ли западный слушатель российских электронщиков? Воспринимают ли их безотносительно географического фактора — как, скажем, европейских — или скорее как экзотику?

Есть нет-лейблы, которые прекрасно помогают включать русскую электронику в международный контекст, не стирая её специфичность. Но, если честно, западный слушатель (подсознательно) ждет от России каких-то клише а-ля постсоветский «drone». Тем не менее, лично могу составить список впечатляющих русских электронных групп за считанные секунды: я давний поклонник лейбла Citadel, но добавим еще Mujuice, Dzhem и всех на How2Make, много того, что делает Евгения Борзых, проект InqMag, Miusha, лейбл Pro-Tez, Half Dub Theory, Босх с Тобой, Truffele, Игорь Вдовин, Cycle Hiccups, KLUtCh, многое из работы 56 Stuff, и т. д., и т. п.! По-моему, с жанром всё очень даже хорошо.

Что ждёт российскую музыку в ближайшие годы? Да и вообще всю музыку?

Нужно построить какой-нибудь мост (может быть, в духе совковых телемостов Познера?), который сможет облегчать передвижение музыки между культурами. Стараюсь этому помогать своим сайтом, работаю проводником. Думаю, старый «режим» крупных лейблов уже подходит к концу. Посмотрите на недавние контракты, подписанные Мадонной и U2 с LiveNation. Продажа материала в принципе уже ни при чем. Дело в турах. Но русские артисты — из-за пиратства — уже давно вынуждены бесконечно гастролировать. Тут славянские артисты никак не отстают от западных! Западные артисты утверждают, что единственная защита от пиратства — это живые концерты. Если мы сможем развивать систему спонсирования так, чтобы (надежные, честные) западные инвесторы вкладывали деньги в русские туры (не в диски!), тогда смогу себе представить легальное, здоровое и «более международное» будущее для русской музыки.

Об авторе